Как выпускник Физтеха открыл самую большую школу программирования в Армении

Карен Шарафян родился и вырос в Армении, окончил факультет общей и прикладной физики МФТИ, поступил в магистратуру Сколтех и МФТИ, но решил вернуться в Армению, где с партнерами открыл крупнейшую в стране школу программирования.

Поговорили с Кареном об IT-образовании в Армении, пути джуниора, зарплатах в армянском технологическом секторе, и чем привлекает Ереван после Москвы.
Какая у вас с партнерами была цель или задумка, когда вы открывали Armenian Code Academy (ACA)?
Все произошло спонтанно. После окончания Физтеха я решил вернуться в Армению, было несколько идей, чем заняться. Уже тогда в стране был большой спрос на разработчиков, и одним из вариантов в моей голове была концепция ACA. Изначально нас было 4 партнёра, спустя месяц двое решили уйти. Ещё через 2 недели друг временно уехал обратно в Москву, и я допиливал проект практически один.

Где-то в октябре 2015 мы начали первые занятия, проводили их в школе, где я когда-то учился. А уже меньше чем через полтора года сделали один из самых масштабных проектов — наш первый курс по ML на 30 студентов, 17 из них были медалистами разных международных олимпиад.

С каких технологий вы начали? Какой был первый курс?
Первые курсы шли по андроид и веб-разработке. Через пару лет мы уже перестали делать курс по веб-разработке, а если точнее по PHP. Это было достаточно популярное направление, но мало больших компаний в Армении использует PHP.

Ты сам физик, не программист, как ты отбирал первых преподавателей, как мог оценить и понять их уровень?
Когда мы начинали, я не был знаком с индустрией, о многих языках и фреймворках просто не слышал, умел программировать лишь на том уровне, что учат в Физтехе. Но мне повезло иметь хороший нетворк технических людей, и это не только программисты. Мы обращались к специалистам, спрашивали, кого они могут порекомендовать.

Сейчас часто сами находим людей и пишем им, либо другие преподаватели реферят кого-то. Получается экосистема, в которой один преподаватель приводит другого, порой они совместно делают один курс. Но все же преподаватели — наша самая большая проблема. Их мало.


Все преподаватели академии параллельно с обучением активно работают?
Есть крутые специалисты, которые накопили много опыта и денег и уже могут работать только по фану, но в основном да, преподаватели параллельно активно работают. Это требует много времени и сил, поэтому мало кто преподает 12 месяцев в году. Обычно преподаватели завершают один курс, отдыхают пару месяцев и заново возвращаются к нам. Мы пытаемся максимально подстраиваться под их график, чтобы не терять хороших людей.

Каков путь новичка в ACA? Сколько времени должно пройти от момента «я-полный ноль» до «я нашел работу»?
Для новичков занятия проходят от двух до трех раз в неделю в течение 2-3 месяцев. Это базовый уровень. Потом курс идет от 2 до 4 раз в неделю, в среднем нагрузка от 8 до 10 часов в неделю.

Если ты "полный ноль", то надо получить базовые знания. Но если ты все это знаешь, то самый короткий промежуток — это месяцев пять. Хотя можно пойти на двухмесячный курсы QA и потом найти работу, но это уже не программирование. В среднем же от 5 до 7 месяцев.

Это наша основная бизнес-модель: из новичков, у которых нет опыта индустриального программирования делать людей, которые готовы работать в компаниях. Треть наших курсов предназначены для новичков. В конце мы иногда устраиваем демо-дни, когда студенты показывают проекты, которые они сделали за время обучения, компании оценивают студентов и приглашают на интервью. Остальное — курсы, проводимые совместно с компаниями.

В целом с компаниями есть три варианта сотрудничества:

  • Компания просто берет к себе на работу выпускников наших курсов
  • Мы делаем эксклюзивный курс для компании, подстраиваем программу под ее нужды и технологии
  • Курсы для сотрудников определенной компании.
Armenian Tech Digest
Новости сектора, интересные вакансии, личные истории и щепотка юмора раз в месяц в вашем инбоксе.
Каких специалистов вы готовите? Например, какие курсы идут в данный момент, и сколько курсов идет одновременно?
Мы охватываем практически все направления, которые сейчас есть на армянском tech рынке: от дизайна до тестирования, не считая, наверно, только продактов, но в этом году и их начнем готовить. Сейчас параллельно идет порядка 15 курсов в среднем по 15-20 человек в группе.
Сейчас самое популярное направление — JavaScript, хотя первые два года мы его совсем не трогали. На один курс JavaScript подается примерно 80 человек, а мест 20. Как-то у нас был курс по JS совместно с BetConstruct, подалось 2000 человек на 50 мест. Были курсы по машинному обучению, когда подавалось порядка 700 человек на 30 мест.

Можно тогда сказать, что JS — самая востребованная технология на армянском рынке?
Это спорный вопрос. Больше всего в компаниях используют джаву. Но, например, мало компаний используют Node.js, и специалистов тоже мало. Поэтому когда хочешь найти разработчика Node.js, это занимает гораздо больше времени. По golang мало специалистов. Мало людей с хорошими знаниями инфраструктуры, всякие Spark, Hadoop, Sсala. С такими технологиями мало работают, но они очень ценятся.

Вернемся к студентам. Как вы тогда отбираете учеников, если на одно место подается как минимум 4 человека?
Когда много людей, мы проводим один этап онлайн, потом два оффлайн — экзамен плюс интервью.

Для онлайн интервью используем Hackerrank, там можно отследить плагиат, посмотреть, как часто человек выходил из своего браузера во время того, как решал задачу.

Второй этап — это уже экзамен у нас. И те, кто хорошо его пишет, проходят на интервью. Интервью техническое, но если много компаний сотрудничает в рамках одного курса, мы должны понимать, какой студент претендует в какую компанию. Поэтому иногда спрашиваем и о предпочтениях: куда человек хочет пойти работать, в какую компанию — большую, маленькую, стартап, не стартап, какие задачи хочет решать.

Если курс идет совместно с какой-то компанией, какой процент выпускников потом туда устраивается?
По-разному. Есть компании, которые хотят, чтобы абсолютно все, кто закончил их курс, пошли к ним работать. Есть очень селективные компании, которые выбирают только малую часть выпускников. Есть компании, которые тоже достаточно избирательны, но даже в случае, если все выпускники технически их устраивают, дают право выбора.

Когда мы проводили первый курс по машинке, 100% студентов устроилось в компании-партнеры. 34 человека, и все начали работать. Так что показатель часто равен 100 процентам.

Выпускники курсов для новичков часто идут к нам на более продвинутые курсы, и только потом устраиваются на работу.

Приблизительно сколько компаний сейчас с тобой сотрудничает?
Если считать, сколько компаний за последние 4 года в какой-либо форме с нами сотрудничали, то цифра будет близкая к 100. Но если считать компании, с которыми мы активно работаем, это уже около 10.

Как человек, который уже больше 4 лет в IT-образовании, как в целом оценишь техническое образование в Армении?
У нас есть хорошая математическая база, которая осталась еще с советских времен. Она сильно помогает выпускникам вузов быстрее изучить программирование, стать лучшими в этом деле. Если у тебя плохая математическая база, жирная часть интересных возможностей для тебя закрыта.

Но вузы медленно адаптируются к реальной индустрии. Хотя, возможно, это и не нужно. Возможно, со временем вуз превратится в модель образования, куда люди идут, чтобы потом заниматься наукой. В этом случае не стоит подстраиваться под индустрию, нужно продолжать давать фундаментальные знания и стимулировать исследования. Предположим, через год появляется новая технология, и вузы не обязаны подстраиваться под все, что так быстро меняется. Важно, чтобы человек хорошо владел мат анализом и алгеброй, а не знал определенные функции JS. Второму намного легче обучить, и мы это делаем. Обучение фундаментальным знаниям требует больше времени.

А что можешь сказать об IT секторе в Армении?
Мне кажется, зарплаты выше, чем они должны быть. Есть ощущение, что в России зачастую можно найти специалистов лучше, но за те же деньги. В Армении существует очень большой разброс между зарплатой начинающего и опытного инженера. Если в Штатах, например, разница в три раза, то тут может доходить до 10.

И я бы не сказал, что джуниоров очень много. Просто их реально найти, а людей с опытом мало. Многих хороших специалистов пытаются заманить тех гиганты. И ты, как местная компания, должен с ними конкурировать. Я не говорю, что компании равно с гуглом платят, но они вынуждены платить огромные суммы, чтобы переманить из другой компании, которая тоже работает на местном рынке, и чтобы хоть как-то соперничать за мозги с международными компаниями.

Да, каждый год рынок растет достаточно быстрыми темпами. Я часто видел, как в компании пару лет назад было три человека, сейчас это 100 человек. Или как какой-то продукт начинал с гаража, а сейчас построил уже свое собственное здание. Эту тенденцию я вижу.

Я вижу много возможностей для людей, которые делают именно свой продукт. Получается, у тебя маленькие издержки на начальном этапе, за счет этого, даже не привлекая больших инвестиций, ты можешь дойти до уровня, когда компания обеспечивает себя сама.

Я чувствую, что ближайшие лет 5 эта отрасль будет еще расти. А на больший период прогнозировать сложно, технологии могут непредсказуемо поменяться.

Есть ли у тебя пример, что вот пять лет назад в компании было три человека в гараже, а сейчас это нечто большее?
Например, Renderforest. Компании вроде не больше 5 лет, они достигли определенного финансового успеха, недавно построили здание. Или BetConstruct. Сейчас там 1800 человек, а 10 лет назад они еще не были в этом бизнесе. Они были в игровой индустрии, но продукта не было. Много аутсорсинговых компаний, в которых лет 5 назад было человек 10-20, а сейчас 200 человек.
В Армении много аутсорсинговых компаний?
Смотря, что понимать под словом много. Я не знаю почему, но в Армении аутсорсинг считается чем-то плохим. Много компаний, которые занимаются аутсорсом, говорят — мы сейчас занимаемся аутсорсингом, но вот с завтрашнего дня обязательно начинаем делать свой продукт. Я вижу в этом негативные стороны, если человек хорошо занимается своим делом, то должен этим гордиться.

И даже если смотреть с точки зрения страны, считается, что если ты делаешь аутсорс, то это не может принести много денег. А если ты делаешь продукт, то ты можешь разбогатеть. Но на самом деле, многие аутсорсинговые компании зарегистрированы здесь, и соответственно финансы тоже приходят в Армению, тратятся здесь. А продуктовые компании в основном зарегистрированы в штатах в разных городах Калифорнии или в Делавере.

Вернемся к продуктам, назови 3 крутых армянских продукта
Первое — это 2hz. Мне очень нравится их продукт, они решают достаточно интересную проблему. Нравится, что задача — математическая, что это не обычный software development, а часть науки.

У CodeSignal нравится и продукт, и модель. Они делают примерно тоже самое, что и Hackerrank, поэтому могут сейчас масштабировать работу значительно больше, чем при старой модели.

PicsArt как продукт мне не очень интересен, но как бизнес нравится. Просто не целевой для меня продукт, не пользуюсь. Мне нравится их история, что они начали с полного нуля, и долгое время не привлекали инвестиции. Взяли инвестиции только тогда, когда могли уже обойтись и без них.

А почему ты решил вернуться в Армению? Что не устроило в России?
Если бы я не вернулся в Армению, то скорее всего уехал бы в Европу, но сейчас пожалел бы об этом. Там я занимался бы совсем другими вещами, наверно, наукой. Конечно, есть моменты, которые мне не нравятся в Армении, но есть и вещи, которые привлекают. Но мне кажется, это не самое важное. Важнее то, как ты можешь реализоваться, как специалист, как человек, нежели насколько тебе нравится еда или пробки.

Здесь, например, низкий порог вхождения. Ты можешь решить, что ты занимаешься недвижимостью, и через три месяца начать строить коттеджный поселок. В штатах ты решишь, что хочешь заниматься недвижимостью, потом будешь лет пять показывать квартиры, затем начнешь покупать-сдавать квартиры, а уже спустя еще 10 лет начнешь сам что-то строить.

Тут достаточно много возможностей. Много стартаперов, и много у кого получается. Мало примеров, когда сильная команда и нормальная идея, и у них не получается. Много social security, мне кажется. Очень долгое время люди могут идти до точки безубыточности, когда другой стартап сжег уже все деньги, которые у них были. В Армении компании долгое время могут работать на маленькие деньги.

Если вы не нашли ответа на свой вопрос, свяжитесь с нами по почте lp@itis.am, мы с радостью ответим.

Подпишись на рассылку со свежими вакансиями и получай до 1000$ за успешную рекомендацию